Решаем вместе
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!




Интернет Приемная




border="0"




Россия - без жестокости к детям!

Газета «Новый мир»

Зауралье-ONLINE








Кадровый вопрос

У истоков становления курганских органов ЗАГС стоял Митрофанов Александр Иванович, родился 15 марта 1880 года, уроженец села Чесноковского Чаусовской волости Курганского уезда. С 1 июня 1923 года он был назначен заведующим курганского стола ЗАГС.

Трудовая биография Александра Ивановича началась, когда ему было 16 лет. После окончания Курганского трехклассного городского училища Митрофанов поступил на службу в Курганское казначейство на должность письмоводителя, впоследствии работал конторщиком, счетоводом, секретарем, делопроизводителем в частных конторах, волостных правлениях, состоял при крестьянском начальнике, служил в других учреждениях.

С потребностью в грамотных специалистах, имеющих делопроизводственный опыт и к тому же подходящее социальное происхождение, столкнулась и новая власть. Профессиональные услуги А.И. Митрофанова, сына крестьянина и великоросса по национальности (так записано в его анкете), оказались вновь востребованы.

О его личных качествах, семейном положении позволяют судить ответы на вопросы анкеты 1925 года. Так, на вопрос о самообразовании он ответил, что самостоятельно учился по энциклопедиям, книгам «из беллетристики, географии, истории и политэкономическим вопросам более 20 лет».

На вопрос об отношении к окружающим, он ответил, что отношение это деловое, товарищеское. Свою «связь с массами» определял как непосредственную. Что касается «связи с массами», а говоря современным языком, работы с населением, то здесь Александру Ивановичу по долгу службы приходилось, на самом деле, и лично принимать граждан, и проводить разъяснительные беседы о значимости гражданских «обрядов». И не только!

У заведующего был достаточно широкий круг обязанностей, здесь и собственно «ведение» актов гражданского состояния, выдача справок из актовых и старых метрических книг, проверка произведённых регистратором записей в актовых книгах, производство записи о «происхождении зачатых детей, о безвестно отсутствующих и перемене имен и фамилий», выдача разрешений на вступление в брак лицам, не достигших брачного возраста и «об отказе в удовлетворении их ходатайств», ведение реестра выдаваемых выписей и справок, составление протоколов за несвоевременную регистрацию, составление отчётности, ведение текущей переписки, наблюдение за правильной и своевременной отчётностью стола ЗАГС, руководство работой районных и сельских органов ЗАГС и «дачей всевозможных разъяснений по улучшению дела в таковых», приведение в порядок старых и новых актовых книг, «подшивка и отметка бумаг по делам и журналам»2. И это притом, что в подчинении у Митрофанова был только один сотрудник!

В своей анкете общие условия службы Александр Иванович оценивал, как удовлетворительные, но материально необеспеченные, а свое личное отношение к профессиональной деятельности определял «стремлением поставить дело на должную высоту». Зарплата Александра Ивановича, например в 1926 году, составляла 40 рублей (для сравнения начальник адмотдела Баранов получал 108 рублей). При этом наиболее «целесообразным» он мыслил свое использование в органах исполнительной власти в качестве простого технического сотрудника (и это при тридцатилетнем опыте административной работы!).

К этому времени он был женат на Вере Георгиевне Пасынковой, имел троих несовершеннолетних детей, проживал с семьей в Деповском поселке на Вокзальной улице (ныне К. Мяготина), 125. В двадцатые годы этот район был застроен плохонькими деревянными частными домами, снесенными в 1970-е годы (сейчас кварталы напротив «Дома быта»).

Помощница Митрофанова товарищ Кораблёва – по должности регистратор – тоже была опытным сотрудником: имела свыше двадцати лет стажа, что помогло ей довольно успешно справлять со своими обязанностями и в органах ЗАГС. В её обязанности входили регистрация актов рождений, смертей, браков и разводов, составление выписок из актовых и метрических книг, «заполнение корешков», статкарточек, протоколов заявлений о расторжении браков, «подписок об имущественном и семейном положении и допросных листков о самоубийствах», также регистратор вела вторые экземпляры актовых книг и, наконец, в двух экземплярах «алфавит к актовым книгам».

Если в округе кадровый вопрос не был острым, то в районах он вызывал особую тревогу, грамотных специалистов особенно на селе катастрофически не хватало. В 1924 году Курганский окрисполком, намереваясь предать ведение беловых записей актов секретарям сельсоветов (раньше здесь велись только черновые записи), сомневался «способны ли все работающие в настоящий момент секретари сельсоветов … безукоризненно вести актовые книги ЗАГСа?». И далее: «Если нет, то в какой срок и какими мерами возможно поднять технический уровень секретарей сельсоветов на требуемую для деловода (так в документе) ЗАГСа высоту».

Более того специалисты на местах были слабо знакомы с нормативными правовыми документами, регламентирующими запись актов гражданского состояния. Служащие не задерживались на этой работе, часто менялись, что не позволяло им приобрести необходимый опыт. Причиной тому, по словам самого руководства, была «нагрузка и недостаточная зарплата». В те времена вопрос стоял даже не о повышении оплаты труда, ставилась задача «не допустить понижения зарплаты». Тем не менее, несмотря на кадровые трудности, государственным органам удалось заложить традиции и сформировать основы современной системы ЗАГС.

предыдущая страница